Связь между уровнями смертности и экономического развития в России и ее регионах

  • Евгений Михайлович Андреев Национальный Исследовательский Университет «Высшая Школа Экономики» http://orcid.org/0000-0002-1233-437X
  • Владимир Михайлович Школьников Институт Демографических Исследований Общества Макса Планка
Ключевые слова: продолжительность жизни, валовой внутренний продукт, кривая Престона, регионы России, экономическое неравенство, неравенство в смертности

Аннотация

Богатые страны мира, как правило, отличает и более высокая продолжительность жизни. Мы проверили, верно ли это для регионов России.

Объектом исследования стали данные за 2010 г., год последней переписи населения. Мерой долголетия выступала ожидаемая продолжительность жизни при рождении, а мерой благосостояния – величина валового внутреннего продукта на душу населения в долларах США по паритету покупательной способности.

Анализ основан на сравнении данных России и ее регионов с кривой Престона, которая устанавливает связь между душевым ВВП и ожидаемой продолжительностью жизни при рождении. Кривая была рассчитана также для 2010 г по данным 57 стран, где демографическая статистика пригодна для расчета таблиц смертности.

Мы установили, что ожидаемая продолжительность жизни в России существенно ниже уровня, который по модели Престона соответствует российскому душевому ВВП. В 2010 г. разница между модельной и реальной продолжительностью жизни составляла 8,7 лет и была самой высокой среди 57 стран, участвующих в расчете.

Зависимость ожидаемой продолжительности жизни в регионе от экономического положения региона практически отсутствует. Иллюзия, что связь существует, есть следствие того, что Москва выделяется среди других регионов высоким ВВП и высокой продолжительностью жизни. Но и в Москве продолжительность жизни в 2010 г. была существенно ниже уровня, предсказанного моделью Престона. С нашей точки зрения, отсутствие связи объясняется тем, что в регионах с высоким ВВП также высок уровень экономического неравенства. Высокие доходы малой части населения могут поднять средний уровень экономических показателей, но более низкий уровень смертности в малой группе мало влияет на продолжительность жизни в регионе. Кроме того, высокий ВВП не означает автоматически более высокого уровня расходов на медицинскую помощь и обеспечение безопасности жизни.

Скачивания

Данные скачивания пока не доступны.

Литература

Andreev E. M (2012). O tochnosti rezul'tatov rossiyskikh perepisey naseleniya i stepeni doveriya k raznym istochnikam informatsii [On the accuracy of the results of Russian population censuses and the level of confidence in different sources of information] // Voprosy statistiki. 11: 21-35.

Andreev E. M., V. M. Shkolnikov, A. Z. Begun (2002). Algorithm for decomposition of differences between aggregate demographic measures and its application to life expectancies, healthy life expectancies, parity-progression ratios and total fertility rates // Demographic Research 7: 499-522.

De Vogli R., R. Mistry, R. Gnesotto, G. A. Cornia (2005). Has the relation between income inequality and life expectancy disappeared? Evidence from Italy and top industrialised countries // Journal of Epidemiology and Community Health, 59: 158-162.

Eberstadt N. (2010). Russia's peacetime demographic crisis: dimensions, causes, implications. Seattle, Washington: National Bureau of Asian Research.

Edwards R. B. (2016). Mining away the Preston curve // World Development. 78: 22–36.

EHA DB (2017). European Health for All database. URL: http://www.euro.who.int/en/data-and-evidence/databases/european-health-for-all-database-hfa-db (accessed: 01.02.2017).

Georgiadis G., J. Pineda, F. Rodríguez (2010). Has the Preston curve broken down? // Human Development Research Paper 2010/32. UNDP.

HMD (2017). Human Mortality Database. URL: http://www.mortality.org/ (accessed: 01.02.2017).

PAHO (2014). Pan American Health Organization. Data and statistics. Regional Core Health Data Initiative. Table Generator System. URL: http://www1.paho.org/English/SHA/coredata/tabulator/newTabulator.htm (accessed: 01.02.2017).

Papanova E.K., V.M. Shkolnikov, E.M. Andreev, S.A. Timonin (2017). Vysokaia prodolzhitel'nost' zhizni moskvichei posle 80 let - real'nost' ili statisticheskii artefakt? [High life expectancy of Muscovites at 80+ - reality or statistical artifact?] // Uspekhi Gerontologii. 30 (6): 826-835.

Preston S. H. (1975). The Changing relation between mortality and level of economic development // Population Studies. 29:231-248.

Preston S. H (2007). The changing relation between mortality and level of economic development // International Journal of Epidemiology. 36 (3): 484–90.

PROON (2002). Doklad o razvitii chelovecheskogo potentsiala v Rossiyskoy Federatsii 2001 [Report on Human Development in the Russian Federation 2001] / S.N. Bobylev, ed.

PROON (2013). Doklad o chelovecheskom razvitii v Rossiyskoy Federatsii 2013. Ustoychivoye razvitiye: vyzovy Rio [Report on Human Development in the Russian Federation 2013. Sustainable Development: the Challenges of the Rio]. M.: RA IL'F. URL: http://www.undp.ru/documents/NHDR-2013.pdf (accessed: 01.02.2017).

Regidor E., M.E. Calle, P.Navarro, V. Dominguez (2003). Trends in the association between average income, poverty and income inequality and life expectancy in Spain // Social Science and Medicine. 56: 961–971.

RosBRiS (2017). The Russian fertility and mortality database of the Centre for Demographic Research of the New Economic School. URL: http://www.demogr.nes.ru/index.php/en/demogr_indicat/data (accessed: 01.02.2017).

Rosstat (2011). Regiony Rossii. Sotsial'no-ekonomicheskiye pokazateli. 2011: Stat. sb. [Regions of Russia. Socio-economic indicators. 2011: Statistical bulletins]. Moskva.

Rosstat (2014). Regiony Rossii. Sotsial'no-ekonomicheskiye pokazateli. 2014: Stat. sb. [Regions of Russia. Socio-economic indicators. 2014: Statistical bulletins]. Moskva.

Sen Amartya (1998). Mortality as an indicator of economic success and failure // Economic Journal. 108, 446: 1-25.

U.S. Census Bureau (2016). Selected economic characteristics 2010-2014. American Community Survey 1-Year Estimates. Retrieved 2016-02-12. (accessed: 01.02.2017).

U.S. County Profiles (2016). Institute for Health Metrics and Evaluation. URL: http://www.healthdata.org/us-health/data-download. (accessed: 01.02.2017).

WHO Mortality Database (2017). URL: http://www.who.int/whosis/mort/download/en/index.html (accessed: 01.02.2017).

World Development Indicators (2017). URL: http://data.worldbank.org/indicator/NY.GDP.MKTP.PP.CD (accessed: 01.02.2017).

WPP (2017). UN World Population Prospects 2017, Department of Economic and Social Affairs. URL: https://esa.un.org/unpd/wpp/DataQuery/ (accessed: 01.02.2017).

Zubarevich N.V. (2003). Sotsial'noye razvitiye regionov Rossii: problemy i tendentsii perekhodnogo perioda [Social development of Russia's regions: problems and trends in the transition period]. URSS. M.: 65-66.

Опубликован
2018-04-28
Как цитировать
Андреев, Е., & Школьников, В. (2018). Связь между уровнями смертности и экономического развития в России и ее регионах. Демографическое обозрение, 5(1), 6-24. https://doi.org/10.17323/demreview.v5i1.7707
Раздел
Оригинальные статьи